ЛЕО ГРЭДВЕЛЛ (Leo Gradwell)
АДВОКАТ, МОРЯК и настоящий ГЕРОЙ

Автор: Анатолий Борисович Богачев 

Лео Джозеф Энтони Грэдвелл родился в 1889 году в городе Честер, расположенным в 25 км от Ливерпуля, в семье адвоката Джозефа Грэдвелла и Гертруды Мэри Терезы Тейлор.Лео Грєдвел

Вначале Грэдвелл получил образование в колледже Стонихерста, в городе Ланкашир (колледж Стонихерста – римско-католическая независимая школа), затем продолжил образование в одном из старейших колледжей Оксфордского университета, в Бейллиол-Колледже.

После окончания Бейллиол-Колледжа Грэдвелл поступил на службу на королевский флот Великобритании и участвовал в Первой мировой войне.

По окончанию Первой мировой войны Грэдвелл уволился из военно-морского флота и после обучения получил в 1925 году право адвокатской практики и вскоре стал королевским адвокатом в Ливерпуле, состоя в профессиональной ассоциации адвокатов и судей Иннер Тэмпль (https://en.wikipedia.org/wiki/Inner_Temple).

Получив прибрежное навигационное свидетельство, в свободное от работы времени Грэдвелл часто проводил время на своей небольшой парусной яхте, в одиночку бороздя просторы Ирландского моря.

Как только началась Вторая мировая война, Лео Грэдвелл был призван на службу на флот. Грэдвелл был назначен в Королевский военно-морской резерв добровольцев на должность мичмана и принял командование довольно дряхлым траулером водоизмещением 500 тонн, который был адаптирован к противолодочным функциям и переименован в HMS «Ayrshire».Лео Грєдвел

В начале Второй мировой войны промысловые судна, предназначенные для лова рыбы, были переделаны в противолодочные корабли королевского флота Его величества короля Георга VI.

С этих пор адвокат стал командиром военного корабля. Назвать это судно боевым кораблем можно было с большой натяжкой, поскольку в качестве вооружения на судне была единственная пушка и несколько десятков глубинных бомб, а маломощный двигатель позволял развить скорость не более 10 узлов. Экипаж судна  вообще нельзя было назвать боевым, в его составе не было ни одного профессионального военного моряка, одни рыболовы, кроме, конечно, бывшего адвоката и яхтсмена Лео Грэдвелла, имеющего опыт воинской морской службы в Первой мировой войне.

В июле 1942 года  траулер «Эйршир» был включен в состав охранения печально известного Arctic Convoy PQ17, который в составе 36 грузовых суден направлялся в Архангельск. Груз конвоя включал 297 самолётов, 594 танка, 4246 грузовиков, а также авиационный бензин и другие материалы весом 156 492 тонны.

Непосредственное прикрытие конвоя осуществлялось британскими эсминцами и крейсерами, кораблями ПВО, тральщиками и вооружёнными траулерами, находящимися под командованием коммандера Джона Брума.

4 июля  1942 года первый морской лорд сэр Дадли Паунд, напуганный сообщениями о том, что немецкий линейный корабль «Тирпиц» должен был нанести удар по конвою  PQ17, издал приказ: «Конвою рассеяться!». Крейсеры и эсминцы получили приказ отойти на запад из-за опасения атаки вышедшего в море немецкого соединения во главе с линкором «Тирпиц». Тихоходным тральщикам и корветам вместе с грузовыми суднами было приказано самостоятельно добираться до Архангельска. Крейсеры и эсминцы полным ходом ушли на Запад.

Траулер “Айршир” из непосредственного охранения конвоя остался с транспортами посреди Баренцева моря.

Глядя вслед уходящим эсминцам и крейсерам, командир траулера Грэдвелл понял, что вскоре все оставшиеся корабли станут легкой добычей  подлодок и самолетов противника.

Оставшиеся:  корвет ПВО “Паломарес”, тральщики “Бритомарт”, “Хэлсион” и “Саламандер” — сбились в кучу и, отстреливаясь, стали пробиваться к Новой Земле. Тяжелогруженые транспорты, желающие присоединиться к отряду, посылались прочь, несмотря на отчаянные просьбы о защите. Решение мотивировалось приказом о необходимости рассеивания конвоя, что, однако, не мешало самим тральщикам держаться сообща.

Большинство транспортов шли на северо-восток, надеясь укрыться в бухточках Новой Земли и оттуда дотянуть до Архангельска.

Но бывший адвокат рассудил иначе.  Траулер “Айршир”  двинулся на северо-запад, почти в обратном направлении.

Это было очень смелое решение по многим причинам.

Во-первых, навигационные приборы (компасы) при приближении к Северному полюсу становятся практически непригодными.

Во-вторых, у Грэдвелла не было навигационных карт для этой части Атлантики, которыми он мог бы руководствоваться, вместо этого он полагался только на секстант и «Мировую географическую карманную книгу Таймс».

И в-третьих, его единственной квалификацией было свидетельство плавания на прогулочной яхте в прибрежных водах.

Вскоре командир траулера присоединил два транспорта “Айронклайд” и “Трубадур” и, объявив себя командующим отрядом, направился к границе паковых льдов. Там, по его расчетам, риск быть замеченным немецкими подводными лодками или самолетами «Люфтваффе» был минимальным.

По пути их маленький отряд встретил транспорт “Силвер Сод”, который также присоединился к конвою Грэдвелла. Дальнейшее выживание в опасных водах целиком зависело от находчивости бывшего адвоката, который сумел предложить ряд остроумных и весьма действенных мер по защите судов.

Траулер “Айршир” водоизмещением 500 тонн никакой опасности для противника не представлял. В случае появления немецких подлодок или самолетов он был бы скорее потоплен, чем смог бы сделать выстрел из своей единственной пушки. Стремясь как-то повысить огневую мощь своего соединения, мичман Грэдвелл предложил использовать бронетехнику на борту транспорта “Трубадур”.

Матросы, вооружившись инструментами, быстро сорвали пломбы.

Лязгая траками по обледеневшей палубе, танки “Шерман” выстроились в оборонительную линию вдоль бортов. Их башни были развернуты в сторону моря, а расчехленные орудия заряжены и приготовлены к стрельбе. Танки поставлялись сразу с  вооружением, боезапасом и всеми необходимыми принадлежностями, включая электроплитку и обмундирование экипажа.Лео Грєдвел

Достигнув арктического льда, Грэдвелл не остановился и продолжил следовать вглубь на 20 миль — до тех пор, пока позволяла ледовая обстановка. Там их могут зажать льды, но точно не достанут немецкие подлодки.

Лавируя среди льдин, суда застопорили ход и погасили котлы, чтобы не выдавать себя дымами. По плану Грэдвелла, они должны были провести в этом районе несколько дней, дожидаясь, пока немецкие подлодки закроют “сезон охоты” и вернутся в свои базы. Тогда его маленький отряд, возможно, получит шанс незаметно проползти вдоль границы льдов к Новой Земле.

Оставалась последняя проблема. В любой момент стоящие без хода транспорты могли быть обнаружены с воздуха. Беспомощный отряд стал бы отличной мишенью для бомбардировщиков.

На грузовом транспорте “Трубадур” было много бочек с белой краской. Грэдвелл приказал выкрасить палубы и борта со стороны открытого моря в ослепительно белый цвет. А там, где не хватало краски — использовать белые простыни. Маскировка была настолько успешной, что суда так и не были обнаружены пролетавшими самолётами «Люфтваффе».

12 июля немецкие самолёты-разведчики обследовали зону поиска судов конвоя PQ-17, не обнаружив ни одного уцелевшего судна. Немецким командованием было заявлено о полном уничтожении конвоя.

Спустя трое суток шум в радиоэфире начал стихать. Так и не обнаруженные противником суда выбрались из ледового плена и добрались до пролива Маточкин Шар (архипелаг Новая земля). Там их и встретили корабли Северного флота и благополучно отконвоировали в Архангельск.

Как впоследствии выяснилось, разведданные о выходе немецкого линкора «Тирпиц» навстречу PQ17 были ложными, но приказ лорда  Дадли Паунда фактически оставил торговые корабли в качестве сидячих уток для немецких бомбардировщиков, подводных лодок и самолетов-торпедоносцев, а из 34 кораблей арктического конвоя PQ17, покинувших Исландию, 23 были потоплены в последующие дни.

Узнав о конвое мичмана Лео Грэдвелла, британское командование впало в ступор. С одной стороны, он нарушил приказ. С другой стороны — в той ситуации все действовали по своему разумению, а сам приказ об оставлении конвоя мог быть расценен как преступная ошибка.

Три из одиннадцати спасшихся транспортов каравана PQ-17 были личной заслугой Лео Грэдвелла. 15 сентября 1942 года его наградили военной наградой третьего уровня – Крестом за выдающиеся заслуги. Сразу по возвращению Грэдвелла перевели на китобойное судно HW «Thirlmere ”, адаптированное под противолодочный корвет — еще более убогий баркас, чем предыдущий “Айршир”.

Так герой встретил окончание войны и, сойдя на берег, продолжил заниматься адвокатской практикой.

Адвокат, ставший в силу необходимости военным моряком, спас сотни человеческих жизней и тем самым совершил настоящий подвиг.

P.S. В истории адвокатуры Украины подобного примера героизма адвоката, конечно, не найти, но что-то героическое в нашей сегодняшней адвокатской практики, безусловно, есть.